Архив метки: Мигранты

В Италии прошла акция протеста против мигрантов

Накануне в итальянском городе Соаве, который расположен в провинции Верона, прошел марш против миграции. Сообщает Ruptly.

В демонстрации участвовали более тысячи человек, они несли факелы и транспарант с надписью: «Верона для веронцев», скандируя «Италия для итальянцев». Поводом для шествия послужило решение мэра коммуны расселить в Соаве более 100 беженцев.

Ранее мигрантов размещали преимущественно в крупных населенных пунктах, но постоянно увеличивающееся число приезжих (с начала 2016 года в Италию прибыли около 160 тысяч человек) и нежелание других европейских стран пускать к себе беженцев привело к тому, что мигрантов начали расселять в мелких городках и деревнях, что вызвало недовольство населения.

Грядущая война в городах Европы

Когда ряд мировых СМИ окрестил теракты во Франции не иначе как началом войны, они не ошиблись в определении проблемы. Последние теракты ИГИЛ (запрещенной в РФ и большинстве цивилизованных стран террористической организации) в Турции, Париже и особенно в Египте – это не просто акты запугивания населения, а новый тренд в трансформации традиционных террористических угроз в самое сердце инфраструктуры мегаполисов.

Несмотря на активные обсуждения последствий произошедших терактов, попыток установления личностей боевиков, мало кто задается вопросом: «Откуда взялись бомбы и огнестрельное оружие у этих людей, и кто им помогал беспрепятственно передвигаться со всем этим арсеналом по охраняемым аэропортам, вокзалам и метро?»

Ответ на эти вопросы еще в 2013 году достаточно подробно описал в своей работе австралийский военный аналитик Дэвид Килкуллен «Спускаясь с гор: грядущая война в городах». Один из ключевых тезисов этой книги прямо указывает на то, что в ближайшем будущем развитым государствам предстоит столкнуться с высокоорганизованным террористическим подпольем, имеющим разветвленную сеть в ключевых объектах инфраструктуры мегаполисов.

Уже сегодня в большинстве развитых стран крупные транспортные узлы (аэропорты, логистические хабы, терминалы, порты, зоны свободной торговли и др.) расположены вокруг городов-миллионников, при этом основная рабочая сила, занятая на этих узлах – это мигранты. В подавляющем большинстве это малообразованные люди из мусульманских стран Ближнего Востока и Средней Азии, тесно связанные семейными, этническими, религиозными и идеологическими общностями.

Это означает, что помимо официальных отношений между различными структурами мегаполиса формируется «неформальные» связи (восточного типа), позволяющие при необходимости обходить любые установленные правила и нормы работы этих организаций, и (что еще более важно) способные парализовать целые кластеры жизненно важных объектов инфраструктуры.

Учитывая количество мигрантов в Европе и общий уровень их вовлеченности в жизнедеятельность городов, можно предположить, что перед ЕС встает очень серьезная проблема в обеспечении внутренней безопасности.

Не секрет, что потоки беженцев из стран Ближнего Востока, хлынувшие в ЕС в начале этого года, были хорошо скоординированы представителями различных криминальных организаций, которые за определенную плату оказывали услуги по транспортировке, размещению и предоставлению информации о слабоохраняемых местах на границах государств ЕС. Более того, нет сомнений, что те же люди за отдельную плату могли обеспечить всеми необходимыми поддельными документами исламских боевиков для беспрепятственного пересечения границы. Это означает, что боевики запрещенной ИГИЛ все это время вели тесное взаимодействие с криминальным сообществом Европы и используют сегодня его возможности для всесторонней поддержки своих диверсионных подразделений на территории большинства европейских государств.

Еще до начала массовой эмиграции беженцев из стран Ближнего Востока, Франция занимала первое место в ЕС по количеству мигрантов (преимущественно из мусульманских стран). Учитывая то, что большинство из этих людей традиционно находились на нижней социальной ступени французского общества, было бы странно, если бы там не развилась этнически окрашенная криминальная деятельность.

Учитывая отсутствие как таковых внутренних границ в зоне Шенгена, это означает, что проникшие ранее и вновь завербованные боевики (из числа обиженных ЕС мигрантов) практически беспрепятственно и незаметно перемещаются по всей Европе, используя «кротовые норы» и «схроны» интернационального преступного сообщества.

Не меньшие опасения вызывает и доступ подпольных организаций в крупных городах к базам знаний, интернету, а также любому химическому оборудованию и химическим веществам (при наличии достаточной суммы денег). Это открывает перед ними широчайшие возможности для криминальной и террористической деятельности. Телекоммуникации играют едва ли не главную роль в анонимности их деятельности, особенно разработка американских спецслужб – анонимный сервис Tor и киберденьги Bitcoin.

Если проблему не решить в кротчайшие сроки, Европа рискует погрузится в долгосрочный и вялотекущий конфликт на десятилетия, перейдя на перманентное военное положение как в Израиле. Такое развитие событий спровоцирует увеличение расходов на обеспечение правопорядка, системы безопасности, социальные пособия и медицинское обслуживание, что неминуемо повлечет за собой дальнейшее падение экономики ЕС и углубление социального расслоения в обществе.

Учитывая тот факт, что страны, поддерживающие международный терроризм на Ближнем Востоке и интернет сервисы анонимной коммерческой деятельности очень тесно связаны с США, есть основания полагать, что в Европе разыгрывается очень крупная карта, для того, чтобы оттянуть крах экономики одной некогда сверхдержавы.

Борислав КУЗНЕЦОВ

Мигранты в Швеции отказались жить «шведской семьей»

Непрекращающийся поток беженцев в Европу ведет к изменению устоев жизни в тихой и сытой Швеции. Граждане северной страны один за другим жгут приюты для мигрантов, а прибывающие выходцы из Ближнего Востока воротят нос от предложенных скандинавами условий размещения.

В прошедшие выходные произошел очередной инцидент в миграционном вопросе Европы, который перевел власти Швеции от пропагандируемой «политики открытых сердец» к «политике открытого рта». Полученный в итоге результат был заранее предсказуем.

Анализируя историю Северного королевства, необходимо отметить, что скандинавы, благодаря политике нейтралитета, в роли блокадного государства успешно пережили Первую и Вторую мировые войны. Более того, статус одной из мирных стран на европейском континенте за шведами сохранился и в новейшей ее истории. В частности, несмотря на то, что Швеция с 1995 года является членом Евросоюза, в стойло НАТО северную страну ни под каким предлогом не удается поставить. Тому есть заложенное историей и передающееся из поколения в поколение объяснение: многочисленные войны против России в 18-19 веках закончились для скандинавов поражениями.

Помимо этого, Северное королевство, пережив эпоху застоя 30-х годов и экономический спад в начале 90-х 20 века, благодаря разумной экономической и финансовой политике правительства уже в начале «нулевых» вышло на передовые позиции среди высокоразвитых индустриальных стран. Такие мировые бренды, как «Вольво», «Сааб», «Икея», «Электролюкс», «АББ», «СТОРА» — стали витриной успеха Шведского королевства.

Именно высокий уровень жизни и социальные гарантии манят переселенцев из Ближнего Востока в Швецию. Не останавливает их и северный климат, и, завезенная голландскими моряками, любовь ко всему однополому. К тому же заявления фрау Меркель о выселении большинства беженцев с территории Германии способствуют изменению миграционного вектора передвижения на север Европы в поиске сытой и беззаботной жизни.

Вот и в минувшее воскресенье автобус с 35 мигрантами прибыл в райский скандинавский уголок — деревню Лима, который находится в 40 километрах от города Малунг провинции Даларна в центральной Швеции.

Волонтеры планировали поселить переселенцев в заранее подготовленных домиках летнего туристического парка. Только беженцы оценили скандинавское гостеприимство, ответив отказом заселиться в новый пункте приема. По их мнению, предоставленные домики больше похожи на общежитие и находятся на почтенном удалении от города. Не такого приема ожидали переселенцы от преуспевающего Шведского королевства.

Принимающей стороне ничего не оставалось, как начать с «непрошенными гостями» переговоры, объясняя попутно, что их обманутые ожидания связаны, в первую очередь, с огромным потоком таких же, как они бедолаг, и вариант с данным размещением остается единственным.

В конечном итоге только к утру четверо мигрантов дали согласие перейти из автобуса в домики. Остальные продолжили акцию протеста.

Необходимо отметить, что такое поведение переселенцев уже не первый раз наблюдается в Швеции. Аналогичный случай произошел в начале этого года, когда четыре десятка беженцев отказались заселиться в организованный пункт приема, находящийся в лесу вблизи города Эстерсунд.

В свою очередь, местное население на поток мигрантов реагирует, вопреки традициям, не очень сдержанно. В ночь с субботы на воскресенье неизвестные подожгли организованный лагерь для переселенцев, обустроенный в коммуне Кунгсбака провинции Халланд на юго-западе Швеции. Это уже седьмой поджог с начала октября.

Кабмин королевства, дабы не обострять и так накаленную обстановку, решил оставлять в тайне места дислокации новых миграционных пунктов. Кроме того, правительство приняло закон о выдаче временного вида на жительство сроком на 3 года взамен бессрочному.

Руководство страны также заявило, что будет обращаться к Евросоюзу с просьбой о перераспределении части прибывших в королевство переселенцев в другие страны. С правительством солидарны и простые граждане. По данным социальных опросов, 59% населения страны выступают за ужесточение миграционной политики.

Стоит отметить, что число мигрантов в 9,8-миллионной Швеции в 2015 году уже превысило 100 тыс. человек. Предполагается, что общее количество переселенцев за период 2015-2016 годов достигнет порядка 360 тыс. человек.

Никита СТАРЦЕВ

Первая финско-мигрантская война

Премьер-министр Финляндии Юха Сипиля заявил, что кризис, вызванный наплывом беженцев в Европу, создал там невыносимую ситуацию.

«В настоящее время ситуация невыносима, потому что шенгенская система не работает. На внешних границах не производят предполагаемые договором проверки», – сказал он, подчеркнув, что для начала нужно, чтобы заработали организационно-распределительные центры на внешних границах, оттуда уже через добровольную систему беженцы будут направляться дальше.

До конца года в страну могут приехать 30−35 тыс. просителей убежища. В Финляндию с начала этого года прибыли уже свыше 22 тыс. беженцев. В основном это уроженцы Ирака, сообщает агентство ТАСС.

Норвежцам всегда хуже всех

Пока финский примьер-министр Юхе Сипиля собирался с мыслями и готовил свое гневное послание народам объединенной Европы, его более прозорливый коллега, министр иностранных дел соседней с Финляндией Норвегии – Бёрге Бренде пошел еще дальше, практически открыто обвинив Россию, заявил что именно она является главным пособником мигрантов, так как должным образом не препятствует их транзиту в Норвегию.

«Я попросил отчёта, почему из России в Норвегию поступают сотни просителей убежища, и нет ни одного, кто бы направлялся из России в Финляндию», – сказал он в интервью изданию NRK. К слову, «катастрофой» для норвежцев стал въезд менее 1,5 тыс мигрантов.

Дания наносит ответный удар

Но пока Сипель и Бренде, путаясь в показаниях, «тыкали пальцем друг в друга», другой их ближний сосед по ЕС — Дания, еще более радикально обозначила свою позицию по этому вопросу.

«Мы не возьмем ни одного из 160 тысяч беженцев! На это существует две причины: частично потому, что мы юридически отказались от этого, и частично потому, что мы взяли нашу долю», – так прокомментировал еще в сентябре министр иммиграции и интеграции Дании Ингер Стойберг свое отношение к плану председателя Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера относительно проблемы с мигрантами. Не знаю, как более ёмко звучало бы это послание на датском языке, но на английском дворовом жаргоне это: «Shut up & f#ck off!» Кстати, Великобритания заняла аналогичную датчанам позицию и также не видит места ни для кого из мигрантов на туманном Альбионе.

Разумные Шведы

Самыми прагматичными в отношении мигрантов оказались Шведы. Их страна давно пользуется репутацией государства, радушно принимающего мигрантов и беженцев. Но за последние несколько лет число желающих поселиться здесь тоже резко возросло.

К примеру, в прошлом году в 10-миллионной Швеции попросили убежище 80 тысяч беженцев. Это самое высокое число прибывших в страны ЕС в пересчете на количество населения.

Министр по делам миграции Морган Йоханссон заявил ранее, что сейчас настало время всем странам Евросоюза начать работу по размещению и адаптации беженцев.

Однако в отличие от своих умеренно- и ультрарадикальный соседей он подчеркнул, что приток мигрантов имеет положительное влияние на состояние экономики в странах Северной Европы, где трудоспособное население стареет.

«Возьмите, к примеру, сирийских беженцев: треть из них имеет высшее образование. Это врачи, инженеры, другие специалисты. То есть, это именно то, что сейчас нужно шведской экономике. Они нужны уже сейчас, и потребность в таких специалистах будет расти из года в год», – сказал министр порталу BBC.uk.

По данным европейского статистического агентства Евростат, в первом квартале 2015 года 185 тысяч беженцев запросили убежище в странах Евросоюза, из них 48 900 (около 26 % всех обратившихся) – жители Косово, 29 100 (16 %) – сирийцы, 12 900 (7 %) – афганцы.

Во втором квартале, по данным Евростата, убежище в странах ЕС запросили свыше 210 тысяч беженцев. Треть всех просителей убежища являются выходцами из Сирии (около 44 тысяч) и Афганистана (27 тысяч). Затем следуют албанцы и иракцы(13 800 и 11 500 претендентов соответственно).

Судя по тому, что обещанное на 8 октября этого года заседание Совета ЕС по внутренним делам так и не состоялось, есть все основания полагать, что европарламентарии окончательно рассорились из-за мигрантов и точку в этом вопросе пока ставить еще очень рано.

Однако им стоило бы еще раз прислушаться к словам министра по делам миграции Финляндии Моргана Йоханссона, который очень точно указал вектор для дальнейшего движения своих коллег в этом вопросе: «Помимо экономических, у нас еще есть и моральные обязательства перед этими людьми. Нельзя подходить к ним лишь с позиции «выбираем лишь тех, кто нам полезен». Все люди имеют одинаковую ценность – это суть политики Европейского союза».

Борислав КУЗНЕЦОВ

Особенности сербско-хорватской евроассоциации

Сербия и Хорватия вступили в настоящую торговую войну, которая началась из-за кризиса мигрантов из стран Северной Африки и Ближнего Востока. В ночь на 24 сентября Хорватия закрыла свои границы как для грузового транспорта, так и для гражданских лиц. В ответ на эти действия Сербия закрыла все свои КПП для товаров и грузового транспорта, направляющихся из Хорватии, об этом сообщило сегодня на своем сайте агентство Bloomberg.

Причиной конфликта между государствами послужили действия их ближайшего соседа – Венгрии, которая установив на границе с Сербией колючую проволоку, закрыла свои границы для мигрантов, предложив им подавать официальные запросы на предоставление политического убежища в других странах Евросоюза. Так не иссекающий людской поток, доведённых до отчаяния мигрантов, хлынул из Сербии в Хорватию, которая, также как и мадьярское руководство заявило о полном нежелании принимать всех этих людей на своей территории. Более того, власти Хорватии уже заявили, что в случае развития таможенного конфликта с Сербией они готовы полностью запретить проезд по национальному признаку на свою территорию –гражданам с сербскими паспортами.

Нужно признать, что взаимная нелюбовь между Хорватией (членом Евросоюза с 1 июля 2013 г.) и Сербией (кандидатом на вступление в Евросоюз) имеет давнюю историю и дело тут далеко не только в проблеме с мигрантами.

Первые их столкновения этнического характера датируются началом XX века и связаны они были как раз с похожими на сегодняшние события, когда этнические сербы бежали на территорию нынешней Хорватии (в то время одной из земель Королевства Сербов, Хорватов и Словенцев (КСХС), спасаясь от войск Османской Империи. Но тогда ситуация не имела острой фазы, т.к. на этой территории исторически уже проживали сербы, хоть и в небольшом количестве.

Ситуация начала выходить из-под контроля в годы Второй мировой войны, когда сначала войска самопровозглашенного Независимого государства Хорватов, при поддержке нацистских войск, устроили массовый геноцид христиан сербов. В свою очередь сербские националисты-четники, также воевавшие в рядах Третьего рейха, устроили ответные этнические чистки боснийских мусульман и хорватов. Конец Второй мировой ознаменовал собой заморозку этого конфликта на последующие полвека, но оставил серьезное историческое наследие в умах новых поколений будущих членов Еврозоны.

Настоящая взаимная ненависть между сербами и хорватами вспыхнула в 1990 году, после принятия новой постюгославской конституции, в которой статус сербов был изменён с «учредительной нации» на «национальное меньшинство», с последующим запретом сербского языка и полной дискриминацией сербов по национальному признаку. Только по официальной информации в период войны в Хорватии с 1991 по 1995 годы с территории подконтрольной Загребу было изгнано около 500 тыс. сербов. К слову, это столько же мигрантов, сколько сегодня не может нормально распределить Евросоюз.

История нынешнего таможенного противостояния и проблема с африканскими и ближневосточными мигрантами, это лишь повод для обострения перманентно тлеющего конфликта. Невозможно за десять-двадцать лет полностью стереть из памяти народов ужас войны, смерти и унижений.

Ситуация с мигрантами постепенно обостряет все тлеющие конфликты в зоне ЕС, медленно расширяя место для националистической риторики на внутриполитической арене Евросоюза. Испанцы и баски, македонцы и албанцы, греки и турки, ирландцы и англичане, это лишь неполный список линий этнического разлома стран ЕС.

Чем бы не закончился развивающийся на наших глазах таможенно-миграционный конфликт, сегодня с высокой долей вероятности можно говорить о том, что Европа уже никогда не будет прежней. Яд взаимного призрения и недоверия попал в тело ЕС и теперь медленно разрушает его внутренние связи. Но это не значит что Европа обречена и скоро исчезнет с политической карты мира. Нет, скорее она обречена пройти длительную стадию борьбы с тяжелой болезнью. Процесс, в которой медленно погружается европейское общество скорее всего растянется на десятилетие (а возможно и не одно).

Борислав КУЗНЕЦОВ

Тускнеющий «золотой полумиллиард»

14 сентября, около 8 часов утра, жительница приграничного с Германией чешского города Домажлице позвонила в полицию и сообщила, что видела темнокожего мужчину, одетого в черную одежду, в руках у которого, как ей показалось, была снайперская винтовка.

Полиция выехала на место и вскоре разыскала подозрительного человека. Выяснилось, что он не принадлежит к экстремистам из организации

«Исламское государство» или какой-либо другой террористической организации.

Это был местный трубочист, испачканный сажей, а на плече он нес телескопическую щетку для чистки труб. Сообщил на своем сайте «BBC».

Этот жизненный пример как нельзя лучше описывает те панические настроения, господствующие сегодня в европейском обществе, в связи с массовым наплывом мигрантов.

Однако паника, это стандартная реакция человека на что-то неожиданное, сверхъестественное и выходящее за рамки понятийного аппарата. Ситуация же с мигрантами в зоне ЕС может и стала неожиданной для жителей «золотого полумиллиарда», но уж точно не для его политического руководства.

Еще в феврале 2015 года издание «Биржевой лидер», со ссылкой на один из сайтов ИГИЛ, приводило цитату из обращения боевиков к руководству Евросоюза: «Если вы все-таки направите свои вооруженные силы в Ливию, то в ответ мы к вам вышлем до 500 тысяч мигрантов». Тогда главы Евросоюза не услышали (или сделал вид, что не услышали) этого предупреждения.

Сегодня на повестке дня европарламентариев уже не стоит вопрос о том, кто виноват в пренебрежительном отношении к заявленной более полугода назад угрозе со стороны ИГИЛ. Не ведутся внутренние расследования в отношении лиц, ответственных за провал в организации работы континентальной системы коллективной безопасности.

Сегодня Европу беспокоят два вопроса: «Куда и в каком количестве можно «распихать» понаехавших мигрантов? И как заплатить поменьше за размещение основной массы этих «непрошенных гостей» в «менее развитых» странах Евросоюза?»

22 сентября министры внутренних дел Евросоюза на экстренном заседании в Брюсселе приняли предложение Еврокомиссии о распределении между странами ЕС дополнительных 120 тысяч мигрантов из числа прибывших в Грецию, Италию и Венгрию. Несколько стран, включая Венгрию, Чехию, Словакию, а также не входящую в Шенген Румынию, проголосовали «против», Финляндия воздержалась.

Достигнуть консенсуса в этом вопросе дипломатическим путем Европе вновь не удалось. Однако маховик бюрократического принуждения внутри ЕС запущен — распределения мигрантов начнется в ближайшее время.

«Переселение беженцев из наиболее затронутых кризисом государств, Италии и Греции, начнется в ближайшее время, и в этой системе примут участие все страны ЕС», — сказал глава МИД председательствующего в ЕС Люксембурга Жан Ассельборн на пресс-конференции по итогам встречи, отметив при этом, что страны воздержавшиеся или проголосовавшие «против» не будут иметь права на невыполнение принятого решения по квотам».

Отчаянность и краткосрочность принятого решения о распределении мигрантов подтвердил в своем выступлении и замглавы Еврокомиссии Франс Тиммерманс: «Принятие Советом ЕС предложения о распределении 120 тысяч беженцев не разрешит миграционный кризис. Но без него мы не сможем предпринять следующие шаги».

Не совсем ясно — какими будут «следующие шаги» ЕС в решении миграционного кризиса, однако можно точно сказать, что они будут меньше всего похожи на легкую поступь европейских гуманистических ценностей в виде «Европейского дома для всех».

Политика ЕС в отношении мигрантов до дестабилизации обстановки на Ближнем Востоке в основном преследовала исключительно экономические цели. Выстроенная система естественного отбора квалифицированных и образованных мигрантов на условиях мизерной (по европейским меркам) оплаты труда, позволяла долгие годы получать серьезную прибыль в самых разных отраслях экономики.

На фоне внутреннего раскола внутри Европы, мы можем наблюдать сразу несколько набирающих оборот тенденций.

Первая — это неспособность в долгосрочной перспективе ассимилировать новых «афро- и арабо-европейцев» (выражаясь американской терминологией). Ассимилировать этносы может только историческая имперская политическая культура — славянская, мусульманская, буддистская и др. «Европейские ценности» мало что могут предложить в этом ключе.

Вторая — зафиксированные законодательно широкие права мигрантов, обязывают все страны ЕС не просто принимать, но и трудоустраивать всех вновь приехавших. Кроме того, никто не отменял социальные пособия неимущих «по европейским меркам» мигрантов. О том, как жить на них поколениями и ничего не делать европейским «афро-европейцам» могут хорошо рассказать заокеанские друзья «афро-американцы» (например, из районов Гарлема или Бронкса).

Европейцы забыли свою историю, но она весьма показательна, да и аналогии на лицо. Древний Рим стал христианским, когда христиан было всего лишь несколько процентов, и они были ещё и гонимы. После этого Европа на тысячу лет погрузилась в глубокое и беспробудное средневековье, со всеми сопутствующими атрибутами: крестовыми походами, инквизицией и антисанитарией.

Борислав КУЗНЕЦОВ

Хорватский поток пришел на смену венгерскому

Принятые правительством Венгрии меры в отношении беженцев на границе с Сербией не оставили им выбора как изменить свой маршрут

Сотни мигрантов, находящиеся в Сербии в приграничном городе Товарник, прорвали кордон полиции и смогли проникнуть в Хорватию. Вместо горячей еды, воды и крова местные стражи правопорядка с ходу предложили непрошенным гостям резиновые дубинки. Итог столь радушного гостеприимства исчисляется десятками пострадавших.

В результате, беженцы, уже привыкшие ко всему, двинулись дальше пешком по железнодорожным путям вглубь территории страны. По данным хорватских властей, границу пересекли уже свыше 11 тыс. беженцев. Кроме того, для стабилизации обстановки полицейские полностью перекрыли движение по семи автомагистралям, которые ведут к переходам через границу с Сербией.

Всплеск прибытия беженцев в Хорватию возник после того, как в среду утром Венгрия, через территорию которой до этого шел основной поток мигрантов в Европу, закрыла свою границу с Сербией. В итоге беженцы стали выбирать альтернативный маршрут через Хорватию.

Стоит отметить, что мигранты никак не рассматривают Хорватию как конечную точку оседлости. В их дальнейших планах — попасть через Словению в Австрию, а затем в Германию или скандинавские страны. Стремлению проживать на территории данных стран есть четкое объяснение – самая высокая экономическая защищенность и социальная помощь в Европе. Так, например, в Германии помимо ежемесячного пособия в 359 евро беженцам оплачивают жилье. Несмотря на то, что прожиточный минимум в той же Германии составляет 900 евро месяц на человека, данные перспективы для большинства мигрантов выглядят куда заманчивей, чем жить в бараках, плывущих по течению экономического кризиса других европейских стран. Более того, благодаря конфликтам, ранее развязанным США на Ближнем Востоке, уже стало привычно встретить на улицах Осло и Копенгагена представителей арабского мира, полностью интегрированных в европейскую жизнь.

На фоне миграционного кризиса глава Евросовета Дональд Туск анонсировал проведение 23 сентября внеочередного саммита ЕС по вопросу мигрантов. Стоит напомнить, что14 сентября министры внутренних дел стран ЕС в ходе экстренного заседания в Брюсселе не смогли договориться об обязательных квотах на распределение беженцев по странам союза. В очередной раз Евросоюз доказал, что при возникновении необходимости решать общие глобальные проблемы единая Европа становится вовсе не единой. Каждый сам за себя. Так, латыши, даже несмотря на принятый окончательный запрет преподавать в школах на русском языке, заявили, что готовы принять… только русскоговорящих граждан. Поляки уже который месяц рассказывают об острой головной боли в лице жителей западных областей Украины.

К сожалению, обсуждая квоты на мигрантов, Запад не пытается устранить первопричины данной проблемы.

Никита СТАРЦЕВ

Корабль Европа начинает погружение

Правительство Венгрии с 15 сентября ввело чрезвычайное положение на границе с Сербией. Режим ЧП позволяет использование войск для помощи полиции в патрулировании границ и другой работы с мигрантами, такую информацию опубликовало ABCnews сегодня на своем сайте.

Выбранный руководителями ЕС тренд на полное блокирование мигрантов и изоляцию своих границ в очередной раз продемонстрировал недальновидность и полное отсутствие синхронизации действий в рамках единого Европейского пространства.

По сути в Европе сегодня сформировался логистический и управленческий паралич, связанный с тем, что одни страны (Сербия, Венгрия, Италия, Греция) массово прогоняют как скот огромные массы людей от одной своей границы до другой, а вторая часть стран (Британия, Германия, Франция, Бельгия и др.) изображают временные проблемы с размещением у себя мигрантов, то и дело ссылаясь на всевозможные бюрократические сложности (попутно усиливая охрану границ и расширяя полномочия полиции). И такой хаос начался при пересечении границ ЕС «всего-то» 500 тыс. мигрантов!

Вот лишь некоторые цифры для сравнения масштабов катастрофы в ДНР и ЛНР. По данным российской ФМС на 27 июля 2015 г. в России находится 2 642 тыс. граждан Украины, из них 1 038 тыс. человек – из юго-восточных областей. 21 тысяча из них содержится в 369 пунктах временного размещения. Более 570 тысяч граждан, прибывших в экстренно массовом порядке, получили статус временного убежища и разрешение на временное пребывание.

Важно отметить, что все они прибыли в соседние государства СНГ без перелезаний через колючую проволоку, без избиения дубинками, без подножек журналистов, не на дне рефрижераторов и их не высылали обратно с детьми в зону боевых действий. Европе уже в скором будущем предстоит серьезно пересмотреть свои как внешнеполитические, так и внутриполитические приоритеты, иначе клубок неразрешимых проблем утянет ее туда же, куда и мигрантов на переполненных лодках посреди Средиземного моря.

Борислав КУЗНЕЦОВ

Новый крестовый поход на грабли

Почему Европа втягивает себя в заведомо проигрышный для нее конфликт

Пока разгневанная европейская общественность наперебой обсуждала палаточные городки, введение паспортного контроля в зоне Шенгена и устойчивый запах мочи на площадях и вокзалах евростолиц, политическое руководство Евросоюза подготовило для нее асимметричное решение всех этих проблем в виде наземной операции на территории Сирии.

Сложно сказать какими европейскими ценностями руководствовались европарламентарии при принятии подобного решения, но точно не принципами здравого смысла.

Борьба с комарами, а не болотом

В основе запланированной наземной операции в Сирии лежит традиционный подход к ведению «Войны на истощение», то есть «прямого воздействия» традиционной тактики и вооружения, на «непрямую оборону» (партизанские действия) в условиях городской инфраструктуры.

Один из ведущих военных аналитиков США Ф.Арригин-Тофт в своей работе «Природа и история асимметричных конфликтов. Шансы слабых против сильных», особо подчеркивает, что ведение наступательных операций «на истощение» хорошо организованных боевиков-сепаратистов заведомо обречено на провал и сравнимо с борьбой против комариного роя возле болота.

Мощная религиозная общность боевиков, регулярное финансирование иностранными государствами (в лице ваххабитской Саудовской Аравии и Катара), наличие тренировочных баз на территории соседних стран и практически прозрачные границы — идеальное сочетание для ведения долгосрочной и бесперспективной войны как на территории Сирии, так и на территории Ирака.

Провальных опыт контртеррористических операций США и Североатлантического альянса на территориях Ирака и Афганистана наглядно демонстрирует, что цели боевых операций на этих территориях совсем не миротворческие и гуманитарные.

А вы кто такие?

Запланированная наземная операция НАТО в Сирии поставит еще один сложный вопрос перед законопослушными европейцами: «Кто против кого?»

13 сентября главнокомандующий объединенными вооруженными силами НАТО в Европе американский генерал Филип Бридлав, беседуя с журналистами, заявил, что «НАТО в состоянии отвечать сразу на два вызова — и со стороны России, и со стороны террористической группировки «Исламское государство» (ИГИЛ), орудующей в Ираке и Сирии».

Подобная формулировка удобна для объяснения мировой общественности, но очень далека от реальности. Сегодня на территории Сирии, по разным оценкам, воюет около 150 тыс. повстанцев, из которых около 40 тыс. — умеренные исламисты, более 40 тыс. — светская оппозиция, «Фронт ан-Нусра» — более 10 тыс, более 11 тыс. иностранных добровольцев (в т.ч. из состава частных военных компаний), и более 50 тыс. боевиков ИГИЛ. И все они воюют не только с вооруженными силами Сирии, но и друг с другом.

Иными словами война на территории Сирии и Ирака – это война всех против всех, а это значит, что для достижения поставленных целей, вероятнее всего, придется руководствоваться старым как мир правилом: «враг моего врага — мой друг». Это означает, что европейским политикам и бравому командованию сил НАТО придется долго разъяснять любопытной общественности чем отличаются «хорошие» джихадисты от «плохих». Так что европейские «голуби мира», мягко говоря, многое не договаривают своему электорату о перспективах шапкозакидательского участия в предстоящей войне.

Недовольные гости

По оценкам независимых экспертов, сегодня на территории Евросоюза находится более 500 тыс. мигрантов, бежавших из зоны военного конфликта в Сирии. Все они оказались там не по своей воле, а в результате военного вмешательства ряда европейских государств (и в первую очередь Франции) в дела законно избранных правительств суверенных государств Сирии и Ливии.

Именно опыт Франции может уже в ближайшее время оказаться весьма показательным для большинства европейских столиц. Введение войск НАТО на территорию Сирии и начало полномасштабной наземной операции, почти гарантированно вызовет волну недовольств в мусульманской среде на территории стран Европы. А это значит, что горящие улицы Марселя могут уже в скором времени показаться цветочками на фоне многотысячных волнений во всех уголках Евросоюза.

Из всего вышесказанного можно сделать еще один неприятный для европейцев вывод – новый виток военного конфликта на территории Ближнего Востока повлечет за собой и новые волны мигрантов в ЕС, а значит и новые расходы на оборону, полицию, содержание и пособия для вынужденных переселенцев. Все это в перспективе неминуемо отразится на курсе европейской валюты и ценах на черное золото.

А теперь главный вопрос для законопослушных европейцев: кому все это выгодно?

Борислав КУЗНЕЦОВ